Традиции славян в Праздник Преображения Господня

С Праздником Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа!

У славян этот праздник назывался Преображение, Второй Спас, Средний Спас, Яблочный Спас, Спас-на-горе, Второй Калинник.

На Руси Второй Спас считали очень большим и значимым праздником, однако при этом большинство крестьян совершенно не имело представления о том событии, которое отмечала Церковь, и лишь в некоторых местах этот день называли Спасом на горе – в память о месте, где свершилось Преображение Господне. В большинстве случаев Второй Спас считали праздником первых плодов и называли его Яблочным, т.к. к этому времени начинают поспевать яблоки и прочие фрукты (у южных и западных славян с Преображения начинался сбор винограда, и после церковного освящения виноград первые разрешалось употреблять в пищу), а текже овощи и прочее (овощи, фрукты и вообще различные плоды занимали видное место в быту крестьян; недаром в народе говорили: «Не совсем ещё беда, если урожай плох, да всякого слеться (т.е. плодов и ягод) много». Огородничество было распространено повсеместно, даже в северных районах, причём не только в деревнях, но и в городах). 

В народе говорили: «Пришёл Спас – яблочко припас», «Яблоки не родятся – так и Спаса не будет», «Второй Спас яблочком разговляется», «Второй Спас – всему час, всё поспевает» и т. д. До Преображения на Руси обычно не ели никаких садовых плодов и овощей кроме огурцов. 

Созревшие плоды (яблоки, горох, картофель, репу и прочее) обычно приносили в церковь для освящения. В некоторых местах к ним присоединяли и мёд, и первые колосья хлеба. Освящение нового урожая на Второй Спас совершалось у всех восточных славян, поскольку наши предки, привыкшие всё начинать и оканчивать благословением Божиим, не могли не призывать его на то добро, которое ими теперь собиралось. Каждый хозяин считал своим долгом принести в церковь для благословения всю свою новину (продукты нового урожая); и в конце праздничной литургии после заамвонной молитвы и раздачи антидора священник благословлял эти дары земные, читал над ними молитву и окроплял святой водой, за что прихожане откладывали ему в особые корзины начатки, т. е. небольшое количество плодов каждого вида. Остальные забирали домой и разговлялись ими, а освящённые колосья и семена хозяева бережно хранили до будущего сева, чтобы первыми бросить их в землю.

У богатых хозяев, владеших садами, раньше в обычае было на Яблочный Спас после освящения плодов угощать фруктами всех нищих и больных, вдов и сирот: «На Второй Спас и нищий яблочко съест!» Вообще в старину каждый благочестивый хозяин непременно оставлял часть урожая, собранного с огродов и полей, на подаяние бедным. Тех же, кто не соблюдал этого святого обычая, односельчане всячески осуждали: «А не дай, Боже, иметь с ним дела! Забыл он старого и сирого, не уделил им от богатства и малого добра, не призрел своим добром хворого и бедного!»

В некоторых местах не только освящали в церкви плоды, но также устраивали благодарственные молебны в садах. Для этого выносили в сад иконы, чаще всего – икону Преображения Господня. После этого начинался сбор яблок и прочих фруктов, а затем их продажа: «Вовремя убрать – вовремя продать». Продавали и падалицу, и хорошие яблоки разных сортов. За яблоки крестьянки обычно расплачивались грошами и куделью, а также яйцами (за одно яйцо можно было получить пригоршню-другую яблок). Целые возы яблок развозились по приходам и церквам, где и распродавались после торжественной службы. 
Помимо яблок в праздник Преображения особое внимание уделяли гороху. С Первого Спаса горох начинали защипывать, а ко Второму Спасу начиналось уже массовое его потребление, и местами по этому поводу устраивался Гороховый праздник. Заключался он в том, что поселяне, нарядившись по-праздничному, отправлялись на гороховое поле и там угощали друг друга молодыми стручками, поздравляли с горохом и распевали гороховые песни: «Девушки, горох будем сеять, / Эх, красные, горох будем сеять! / Ох, горох мой, горох, / Зелёный мой горох, / С виклиною (т.е. диким горошком) хорох, / С гороховиною горох. / Девушки, горох будем смотреть, / Эх, красные, горох будем смотреть! / Девушки, горох будем щипать, / Эх, красные, горох будем щипать!» и т.п. В Вологодской губернии после обедни служили молебен на гороховом поле, а потом всем миром разговлялись горохом: поселяне разбредались по полю и ели горох, не разбирая, где чья полоса. 

С праздника Преображения начиналась жатва ярового хлеба: «К Спасу поспевает яровое, а убирается к Семён-дню», «У Спаса не без запаса». В это же время начинался и средний сев озимых: «лучший посев ржи, если погода тому благоприятствует (например, считалось, что рожь, посеянная при северном ветре, родится крепче и крупнее. Крестьяне приговаривали: «Посей под погоду, будешь есть хлеб год от году»)», поэтому в старину на Второй Спас священник по просьбе хозяев приходил на поле с иконами, совершал молебен и окроплял вспаханную землю освящённой водой, а кто-нибудь из почтеннейших хозяев (уважаемый всеми человек, нередко – старший в роду) бросал на освящённые места хлебные зёрна, начиная таким образом озимый сев. 

На Спасов день  во многих местах устраивались ярмарки, народные гулянья и игры. 

Ко Второму Спасу приурочивалась первая встреча осени – первые Осенины. В народе говорили: «Второй Спас шубу припас», « Пришёл Второй Спас – бери рукавицы про запас». По наблюдению поселян, в это время в тёплые края отправляются ласточки и стрижи («второй табун стрижков отлетает»), начинается отлёт журавлей, а зайцы «к Спасу пережируют, а до того тощи и детны». Старики в эту пору наблюдали за погодой, полагая, что «Каков Второй Спас, таков и январь», «В какой день Средний Спас, в таков и Покров», «Со Спаса Преображения погода преображается», «После Второго Спаса дождь – хлебогной», «Со Спаса ночи холодают» и т. п. В Сибири Преображение называли Вторым Калинником и ожидали в это время инея. 


Традиции славян в Праздник Происхождения Честных Древ Креста Господня

С Праздником Происхождения Честных Древ Креста Господня!

Праздник этот был установлен в Константинополе не позже IX в. и состоял в вынесении из императорского дворца в храм Софии сохранившейся части Животворящего Древа (найденной в Иерусалиме св. Еленой, матерью императора Константина). Праздник. Сопровождался водоосвящением. В течение двух недель (до праздника Успения Богородицы) святыню с крестным ходом носили по городу, служа при этом литии для освящения мест. От этого вынесения (или исхождения) и произошло название праздника; но из-за неточного перевода с греческого на Руси праздник стали называть Происхождением Честных Древ (Происхожденьевым днём). Видоизменение праздника привело к тому, что в конце XIVв. был учреждён праздник с поклонением Кресту Христову и с торжественной службой Всемилостивому Спасу и Кресту. В настоящее время в этот праздник совершается вынос креста на середину храма и поклонение ему, а после литургии – крестный ход на воду. 

У славян праздник этот назывался Происхожденьев день, Спасов день (южносвавянское – Спасовдан), Спасовки, Первый Спас, Малый Спас, Пчелиный Спас, Медовый Спас, Мокрый Спас, Водный Спас, Спас-на-воде, Маковей, Маковины, Макавеи, Каллиник (Калинник), день Соломониды-бабушки. У русских этот день посвящали празднику Происхождения Честных Древ и Всемилостивого Спаса. На Украине и в Беларуси, в западных районах России, а также у сербов, болгар и македонцев этот день посвящался памяти святых братьев Маккавеев. 

В средневековой Руси праздник Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня отмечался с особой торжественностью. В Москве, например, по этому случаю устраивали крестные ходы для водоосящения, и сам царь принимал в них участие. Вечером государь выезжал в Симонов монастырь, где был на вечерне, а в самый праздник стоял заутреню. Напротив монастыря на Москве-реке устраивали иордань: над водой сооружали сень на четырёх столбах с карнизом, увенчивали её золотым крестом и покрывали росписями в виде цветов и птиц; по углам иордани изображали святых евангелистов, а внутри неё – апостолов и других святителей. Около иордани устраивали два места: одно (в виде круглого пятиглавого храма) – для государя, другое – для патриархи; их также расписывали, украшали резьбой и огораживали позолоченной решёткой, а помост вокруг вокруг них устилали алым сукном. Под колокольный звон государь в окружении своих бояр и служилого люда выходил на воду для торжественного водосвятия. 

Водоосвящение начиналось с погружения креста в воду. После чтения молитв государь с боярами опускался в иордань, специально для этого случая возложив на своё платье святые кресты с мощами. Затем, переодевшись под сенью в сухое платье, царь прикладывался ко кресту и принимал благословение патриарха, после чего духовенство кропило святой водой войска и знамёна. Святая вода разливалась в это время всем желающим. После водоосвящения начинались народные гулянья: в Москве они проходили около Симонова монастыря, в Туле – на Поповом болоте, а в Новгороде Спасская праздницкая происходила на островке близ Происхожденских ворот, через которые в определённые дни проходил крестный ход на реку Волхов.

В деревнях, разумеется, празднование Происхожденьева дня было намного скромнее, но и там устраивалось торжественное вынесение креста и крестный ход на воду (к рекам, озёрам, источникам или колодцам). Из-за этого обычая праздник и стали называть в народе Мокрым Спасом или Спасом-на-воде (у сербов Лесковацкой Моравы принято было в этот день копать и чистить колодцы). После освящения воды у крестьян принято было купаться в реках (нередко – прямо в одежде). Купали и маленьких детей. Купали даже скот: пастухи специально пригоняли стадо с пастбища и загоняли его в освящённую реку. В Рязанской губернии мальчики-подростки пригоняли лошадей со всего прихода на луг, расположенный рядом с рекой, где совершалось водосвятие; лошадей выстраивали в две-три линии, оставляя между ними проход, а по окончании молебна и освящения вод священник в сопровождении причетника проходил по рядам, окропляя животных святой водой из водосвятной чаши – кандей. В некоторых сёлах лошадей не кропили, а перегоняли вплавь через освящённую реку. 

Первый Спас в народе считался уже концом лета, одним из тех дней, когда солнце поворачивает на зиму. После Спаса в деревнях прекращались летние хороводы. В Сибири Первый Спас называли первым Калинником (другие калинники – Второй и Третий Спас, а также 11 августа – день памяти св. Мученика Каллиниа) и говорили, что он «влечёт за собой инеи», оторые губят созревающий хлеб: «На Спаса инью не было – хлеба уйдут (т.е. дозреют)», «Пронеси, Господи, калинники мороком!» Повсюду считалось, что после Спаса начинает быстро холодать: «Пришёл Первый Спас – держи шубу про запас». Случаются в это время и тёплые, даже жаркие дни и дожди: «У Первого Спаса всего в запасе: и дожь, и вёдро»; «Дождь на Маковея – мало пожаров будет». 

Поселяне замечали, что со Спаса начинают отцветать розы и отлетают на зимовку листочки и стрижи: «Ласточки три раза отлетают, в три Спаса», «На Первый Спас первый табун стрижков отлетает». В это же время собираются в отлёт и аисты: «Коли за неделю перед Спасом аисты станут приготовляться к отлёту, то рано зима станет и будет морозная, а весна будет тёплая». В деревнях бытовало поверье, что ласточки и аисты, улетая, уносят с собой лето и тепло (была и пословица: «Ласточка весну начинает – осень накликает!»), поэтому их просили остаться ещё хоть ненадолго. Например, украинцы и белорусы кричали улетающим аистам: «Колесом дорога!», чтобы они вернулись; а в некоторых русских губерниях дети после службы в церкви собирались на игры у околицы, и если видели улетающую из деревни ласточку (считалось, что ласточка перед отлётом впоследний раз облетает деревню), то принимались «просить касатку», т.е. кричать ей вослед: «Ласточка-касатка, где ж твоя матка? Где твои братцы, где твои детки, где ж твои сестрицы? Испей Спасовой водицы! Улетать – не отлетай, до Спожинок (т.е. до Успения) доживай!»

Около Первого Спаса пчеловоды второй раз подрезали ульи с мёдом, отчего этот праздник именовали в народе Медовым или Пчелиным. Согласно поверью, с этого дня «пчела перестаёт носить медовую взятку», т.е. более не производит мёд, поэтому на Спаса нужно непременно заломать соты, иначе соседские пчёлы повытаскают весь мёд. Были пословицы: «На Первый Спас заламывай соты», «На Первый Спас макай в мёд ножи (т.е. режь соты)». Для выламывания сот пчеловод надевал чистую одежду, осенял себя крестным знамением, выбирал самый богатый мёдом улей, подрезал соты и выкладывал лучшие из них в новую деревянную посуду. Эти соты относили в церковь «на помин родителев»; освящали и первый свежий мёд, которым потом разговлялись. Строгие блюстители старых обычаев и постники начинали есть мёд только со Спаса и только после церковного освящения. Часть освящённого мёда («попову долю») оставляли в церкви в пользу священника, часть забирали с собой, а часть уделяли причту и нищим: «На Первый Спас и нищий медку попробует!» В это же время первым мёдом лакомились и дети, в благодарность произнося благопожелания в адрес пчельника: «Дай, Господи, хозяину многие лета, / Многие лета – долгие годы! / А и долго ему жить – Спаса не гневить, / Спаса не гневить, Божьих пчёл водить, / Божьих пчёл водить, ярый воск топить – / Богу на свечку, хозяину на прибыль, / Дому на приращение, малым детушкам на утешение». 

Из нового мёда готовили разные лакомства: варили медовые квасы, стряпали пироги с пшённой кашей и мёдом, а в старину ещё и пекли на первом меду и из первой ржаной муки огромный пряник (этот обычай наблюдался и у других народов. Например, в Англии первый день августа называли lammas, что на древнесаксонском означает «жатва пирогов», поскольку в обычае было в этот день приносить в храм пироги из нового хлеба). В тех местах, где ввиду тёплого климата всё поспевало раньше, на стол выставляли и другие плоды нового урожая. Например, в южных великорусских губерниях к Первому Спасу уже заканчивалась уборка овощей и хлеба, поэтому в церкви кроме мёда освящали и «свякого рода семена и разного рода овощи в цветах и корне... первые плоды сельских трудов». Иконы украшали колосьями первого хлеба; а ещё из этих колосьев сплетали венки, освящали их (была и пословица: «На Первый Спас святи колодцы и венки!») и сохраняли до нового сева. 

В народе говорили: «Спас – всему час» (т.е. всё поспевает и созревает), «От Первого от Спаса накопит и мужик запаса», «Спасов день покажет, чья лошадка обскачет» (т.е. кто быстрее других соберёт урожай в поле) и т.п. С Первого Спаса начинали защипывать горох и собирать огурцы (в малоросских сёлах говорили: «Не рви гурки (т.е. огурцы) до Маковея»), а на Урале и в Сибири принимались шишковать – брать кедровый орех. Со Спаса начиналась и заготовка лесных ягод – малины, черёмухи и др.; их использовали и как лакомство, и для лечения разных болезней. В Малороссии этот день называли Макотрусом, т.к. в это время начинали собирать мак; из него готовили праздничное кушанье (шулики), а ещё – снотворное. Мак вообще повсюду считался наиболее употребительным сонным зельем: для избавления от бессонницы клали под подушку мкаовые коробочки, осыпали кровать семенами мака, пили маковый отвар и т.п. 

В центральной и южной полосе России с Первого Спаса начинался ранний сев озимой ржи. В народе по этому случаю говорили: «Первый Спас – первый сев», «На Первый Спас паши под озимь, сей рожь», «До Петрова дня взорать (т.е. вспахать), до Ильина заборонить, на Спас – засевать» и т.п. Перед началом пахоты непременно устраивали крестные ходы на поля и освящали семена, предназначенные для сева: их насыпали в лукошки и приносили в церковь, часовню или к колодцу, где происходило водосвятие. Освящённую рожь либо засыпали к остальным семенам, либо первой бросали на полосу. 

Со Спаса начинали готовиться к обмолоту хлеба: отделывали овины (строения для сушки топкой хлеба в снопах) и риги (молотильные сараи с овином, крытый ток с сушильней), очищали гумна (место, где ставят хлеб в кладях и где его молотят). Была и поговорка: «Пришёл Первый Спас – готовь гумна и овины». В это же время благочестивые односельчане устраивали сиротские и вдовьи помочи, т.е. шли после обедни помогать вдовам и сиротам по хозяйству. Когда на помочи (на уборку последнего хлеба) созывали малосемейные, но зажиточные люди, всем работникам в награду обязательно выставлялось щедрое угощение; но если на помочи собирала вдова, то с неё не только не взыскивали никакого угощения или иной платы, но даже приносили еду с собой, приговаривая: «Ты – за себя, мы – за тебя, а Христов Спас – за всех нас!» В былое время вдов и сирот мир снабжал всем, что нужно было для пиршества в честь праздника, и даже давал сено, дрова и лучины: с иру по нитке – голому рубашка. Помочь беднякам и вдовам считали богоугодным делом: «На вдовий дом хоть щепу кинь, всё душе спасение». 

С этого дня берёт начало двухнедельный Успенский пост (народные названия этого поста: по-русски Госпожинки, по-белорусски – Спасаўка, по-украински – Спасiвка, по-сербски – Госпођински пост, Госпођине посте, по-болгарски – Богородични пости и т.п.), завершающийся в Празднику Успения Пресвятой Богородицы (28 августа). Эти дни в народе считали отрезанными Богом от Великого поста и противопоставляли посту Петровскому (поскольку в Петров пост кроме лука у крестьян обычно не бывало другой зелени, а к Спасовке-ласовке (лакомке) появлялись уже огурцы, арбузы и пр.). Русские говорили: «Спасовка – лакомка, а Петровка – голодовка», «Успенский пост мужика досыта кормит».

В некоторых местах существовала традиция в период с 14 по 19 или 25 августа угадывать о погоде предстоящего года; при этом каждый день соответствовал одному месяцу начиная с сентября. Болгары и македонцы называли эти дни маккавейскими (макавеи). Русские крестьяне говорили: «Во что Маковины, в то и разговины», т. е. какая погода будет в Спасов день, такую следует ожидать и на Успение (28 августа). 



Как поститься в Успенский пост

Успенский пост продолжается две недели с 14-го по 27-е августа. Установлен этот пост для достойного приготовления к празднику Успения Богородицы и в подражание Её жизни, проведенной в подвигах поста и молитвы.

Успенский пост является самым коротким по времени в сравнении с прочими многодневными постами, но по строгости своей соответствует правилам великопостного воздержания. Устав о пище в этот пост повелевает следующее:

В понедельник, среду, пяток – сухоядение (хлеб, невареная растительная пища без масла);

Во вторник и четверток – горячая пища без масла; вино во все дни Уставом не разрешается.

В субботу и воскресенье – пища с маслом («дважды днем»).

Разрешение на рыбу – только в праздник Преображения Господня (19 августа н.с.)

Если в пост случится великий святой, тогда во вторник и четверток – пища с маслом, а в понедельник, среду, пяток – горячая пища без масла. Это же правило касается и дней Предпраздненства великих двунадесятых праздников – Преображения Господня и Успения Пресвятой Богородицы.


Объявление о пребывании чудотворной Курской Коренной иконы в приходе в газете Katolsk Orientering

Объявление о пребывании чудотворной Курской Коренной иконы в приходе в газете Katolsk Orientering от 11 августа 2017 года, страница 15



Синодальный указ о сборах на нужды Церковно-музыкальной комиссии

"...необходимо ввести тарелочные сборы во второе воскресенье сентября на нужды Церковно-музыкальной комиссии".


Объявление о пребывании чудотворной Курской Коренной иконы в приходе в газете Aarhus Onsdag

Объявление о пребывании чудотворной Курской Коренной иконы в приходе в газете Aarhus Onsdag от 2 августа 2017 года, страница 28




Объявление о пребывании чудотворной иконы в приходе на сайте "Орхус 2017 - европейская культурная столица"

Объявление о пребывании чудотворной иконы в приходе на сайте "Орхус 2017 - европейская культурная столица" здесь